Кристиан Ерыгин: «Шлаки можно и нужно применять в строительстве дорог»

04 Октября 2019

Мы в СМИ

Коммерческий директор Recycling Solutions – о том, как делать бизнес на отходах и улучшать экологию страны

На отвалах промышленных предприятий Украины накопилось порядка 250 млн т угольных и 100 млн т металлургических шлаков. С каждым годом эта цифра растет. Во всем мире такие материалы стараются использовать повторно, поскольку они считаются, скорее, вторичным продуктом производства, нежели отходами.

Одно из наиболее перспективных направлений утилизации шлаковых материалов – строительство дорог. В Украине этому препятствуют банальные бюрократические преграды, небанальные вопросы экономической выгоды, а также низкие объемы строительства новых дорог.

Как увеличить потребление шлаков в дорожном – и не только – строительстве, почему в Японии из шлаков насыпают острова и какой должна быть роль государства в этом процессе в интервью GMK Center рассказал коммерческий директор Recycling Solutions Кристиан Ерыгин.

Кристиан, кто является основным потребителем металлургических и угольных шлаков в Украине?

– У нас, как и во всем мире, основным потребителем шлаков является строительная отрасль. Производители стройматериалов потребляют 96% от общего объема утилизации угольных шлаков. Применение при этом очень широкое – производство бетона, кирпича, теплоизоляционных смесей, цемента, шлакоблоков, газобетона, абразивов, пенобетонов, рубероида, сухих строительных смесей, тротуарной плитки и шифера. 4% утилизированных угольных шлаков используются в дорожном строительстве. Сухую золу в последнее время начали использовать в литейном производстве.

Что касается металлургических шлаков, то основными их потребителями в Украине являются производители цемента: CRH, Дикергофф Цемент Украина, ХайдельбергЦемент Украина, Ивано-Франковск Цемент и др. В цементной отрасли утилизируется почти 42% от общего объема потребления металлургических шлаков. 20% применяется в дорожном строительстве: такие объекты, как трассы Мариуполь – Запорожье, Запорожье – Днепр, Днепр – Кривой Рог и автомобильная дорога Днепр – Царичанка – Кобеляки – Решетиловка, построены с использованием доменных шлаков. 19% металлургических шлаков идет на забутовку выработанного пространства шахт. Также в последнее время металлургическими шлаками заинтересовались производители минеральной ваты.

Почему дорожное строительство находится в конце этого списка?

– В Европе, да и во всем мире, дорожное строительство потребляет гораздо больше шлаков, чем в Украине. Во-первых, у нас производится преимущественно ремонт, а не строительство новых дорог. Во-вторых, проектировочные институты не закладывают в проекты дорожного строительства использование шлаковых материалов (вместо этого прописывают использование природных ресурсов, таких как гранитный щебень). В итоге строительная компания не может использовать шлак при строительстве дорог, даже если он более выгоден и эффективен – для этого нужно пересогласовывать проект, что является довольно длительной и сложной процедурой.

Как увеличить объемы использования шлаков в дорожном строительстве в Украине?

– Первый шаг – пересмотреть строительные нормы и привести их в соответствие с европейскими стандартами. Участники рынка – строители, проектировочные институты – должны четко понимать, что шлаки можно и нужно использовать в строительстве дорог. Второй шаг – еще на этапе формирования госзаказа на проектирование дорог (а у нас заказчиком дорожного строительства являются автодоры) прописывать норму об обязательном использовании шлаков.

Нужно осознать, что у нас в стране большая проблема – накоплено порядка 250 млн т угольных и 100 млн т металлургических шлаков. Эти отходы занимают большие площади, с каждым годом их становится все больше. Но! Эти отходы абсолютно безопасны и, что самое главное, – обладают полезными качествами. Они могут замещать природное сырье и давать пользователю экономические преимущества.

Для вас, как для продавца шлаков, ключевыми конкурентами на рынке являются природные материалы?

– Да, если говорить о конкурентных продуктах, то это гранитный щебень и известняк. Также есть конкурентные продукты из числа отходов – ферросплавный щебень, например. А из компаний одним из наших основных конкурентов является «АрселорМиттал Кривой Рог». Мы с ними по одну сторону баррикад с точки зрения увеличения объема использования металлургических шлаков, но за клиентов так или иначе конкурируем.

У «Арселора» более выгодная логистика?

– Да, они находятся в центре Украины, в среднем у них логистическое расположение более удобное.

А это важный фактор?

– Очень важный, ведь логистические затраты составляют около 80-90% от цены шлака для конечного покупателя. Иногда и больше. Шлак зачастую может почти ничего не стоить, но его нужно доставить к месту назначения, а это недешевое удовольствие.

Какую логистику вы применяете?

– Любую – все зависит от заказа. Если нужно доставить шлак в пределах одного города, – это автомобильный транспорт. В более отдаленные точки страны – железнодорожный. Наконец, есть опыт оправки шлаков на экспорт морем. Например, мы отгрузили в Израиль порядка 11 тыс. т шлака из порта Мариуполя.

Есть ли перспективные незадействованные направления использования шлаков?

– Конечно. В том же Европейском Союзе, например, шлаки используются в сельском хозяйстве как раскислитель почв. Что касается Украины, то у нас не так уж много сельхозпроизводителей, готовых осуществлять мелиорацию, да и кислые почвы есть только на севере страны. Те аграрии, которые все-таки осуществляют мелиорацию, используют для этого известняк – опять же, из-за более выгодной логистики и, как следствие, более низкой цены.

В Японии из шлаков насыпают острова. Поскольку это небольшая островная страна, они пытаются по максимуму утилизировать отходы, например насыпать дополнительные участки суши из шлаков.

Какие объемы шлаков может потреблять сельское хозяйство?

– В Европе на эти нужды уходит порядка 800 тыс. т шлаков в год – 4% от общего потребления. В Украине, думаю, таким образом можно утилизировать не более 200-300 тыс. т в год.

С какими компаниями вы сотрудничаете, кто у вас покупает шлаки?

– Мы сотрудничаем со всеми цементными заводами Украины – они давно открыли для себя полезные свойства шлаков. Благодаря шлакам они могут производить меньше клинкера, экономя тем самым средства и снижая выбросы СОв атмосферу. Еще один наш хороший клиент – группа «Ковальська». При производстве бетона они используют нашу сухую золу, которая снижает производственные затраты и повышает полезные свойства бетона – удобоукладываемость, текучесть. Почти все дома, которые построила группа «Ковальська» и где использовался их бетон, содержат сухую золу украинского производства. Этим мы и гордимся.

С какими поставщиками шлаков вы сотрудничаете?

– Мы работаем с 10 украинскими электростанциями, в частности входящими в состав ДТЭК. Также сотрудничаем с металлургическими комбинатами – «Запорожсталь», «Азовсталь», ДМКД.

На «Запорожстали» и ДМКД мы берем фракционированный доменный шлак. На Ладыженской ТЭС у нас на аутсорсинге находится цех по пневмозолоудалению сухой золы, то есть там работают наши люди. В Дружковке мы построили фабрику по переработке микросферы, инвестировав туда порядка $2 млн. Из легкой фракции золы на этой фабрике производится продукт, который потом поставляется на экспортные рынки – в Арабские Эмираты для производства бурильных смесей, в Европу для производства теплозвукоизолирующих штукатурок, в Северную Америку для производства огнеупорных смесей и т.д.

Это стабильные поставки?

– Да, это стабильные поставки с 2013 года.

Какие объемы?

– Объемы небольшие, порядка 1 тыс. т. Мы бы с радостью нарастили производство, но в Украине образовывается не так много нужного подвида сырья – легкой фракции. Мы продаем все, что образовывается.

Этот продукт – «вишенка на торте» нашего бизнеса. Он позволяет нам зарабатывать деньги, которые потом вкладываются в переработку менее привлекательных с инвестиционной точки зрения продуктов.

Если говорить о металлургических шлаках, то их мы продаем несколько миллионов тонн. Что же касается золошлаков – сухой и влажной золы – то их продается порядка 500 тыс. т.

Есть еще какие-то экспортные направления продаж?

– Да. Мы экспортируем влажную золу в Беларусь, причем достаточно давно – тоже на цементный завод.

Есть желание расширять географию продаж, мы видим потенциальные рынки сбыта. Но на них мы конкурируем с турецким и итальянским шлаком, который зачастую находится ближе к конечному потребителю и обладает более высоким качеством (у них технология остужения шлака более современная).

Каким вы видите решение проблемы накопления шлаков в Украине?

В советское время шлаки утилизировались по приказу государства. С обретением независимости власти перестали директивно указывать, как их утилизировать, и объемы этих отходов стали накапливаться.

Мировая практика показывает, что без государственного участия решить эту проблему невозможно. В Японии, например, есть понятие «зеленых закупок». Там составили список экологичных материалов, которые позволяют снизить нагрузку на окружающую среду – и при госзакупках (а иногда и при частных) предпочтение всегда отдается им. Это прописано в законодательстве. Есть и другой подход – жесткий. В Финляндии, например, подняли рентную плату за добычу гранитного щебня, после чего он стал намного дороже, а шлаки – намного выгоднее.

То есть методы есть разные, но в целом нужно настраиваться на увеличение потребления шлаков в строительстве, особенно дорожном, и перестраивать мышление заказчиков на природоохранное, экологичное. Со стороны государства требуется всесторонняя поддержка. Европа в эту сторону движется. Надеюсь, Украина тоже пойдет этим путем.

Источник: GMK Center

Предыдущая новость Следующая новость